Человекоферма

celovferma1-1Купить книгу в электронном виде здесь: Цена 0,97 €.

 

Отрывок из книги «Человекоферма»

Вглядывается, задумчиво, в окружение. Проходя мимо старинного дома, даже не удивляется, когда вдруг чувствует, что воображение переносит его опять, будто втягивает энергией этого здания, в глубину веков.

Переплетаются там, то сливаясь, то разъединяясь, деяния, одинаковые по сути своей, двух великих кланов: Клопшильдов и Вошьфеллеров. Одинаковые по цели, в мыслях и действиях.
Видит Александр их и ощущает, как некий голос, словно колокольным набатом, ритм сердца его ускоряет, предупреждает о несоответствии видимого благополучия и сути жизни.
Слышит безмолвное эхо, что носится в атмосфере общества, где все, на деле, устроено вопреки Совести. Пророка призыв бьется как в клетке, словно птица в неволе, где прутья — запреты, законы.
Стучится в двери сердца, где чувства заснули, призывный набат, ветром, вечно свободным, несомый от неба к земле. Звучит он в речениях Скифа потомков, кто, с рабством борясь, из века в век эстафету-факел, светящий греющим пламенем правды, из рук в руки вручают…

Колокол этот весть нам несет. Удар и звон-н-н-н…: «А-а-а-У-М-м-м»
Слышу слова — гул набата накрывает весь мир…

«Стойте,
Друзья, братья и сестры.»

Постойте.
Оглянитесь,
Вглядитесь в день вчерашний,
В деяния правителей ваших,
Что противоположны
Словам.
Не идите в темень,
Где свет после невзгод обещают вам лицемеры.
По делам их цените…

Вот последовательность действий,
Связь причины и следствий…

Знайте: много веков уже боремся с рабством
И так же много веков рабами делают те вас,
Кто позавчера, тело мое стегая кнутом,
Рвали плетью кожу мою на спине,
Где рубцы и сегодня видны,
А в сердце пульсирует боль…,
Волю к свободе страхом боли и смерти ломали.

ВЧЕРА загнали в зависимость нас, пугая всех нищетой,
Голодною долей, когда из-за хлеба куска,
Что просят дети,
Ты вынужден рабство терпеть,
Если знаешь о нем
И принимать, если не знаешь…

СЕГОДНЯ, сейчас стегают плетью той же,
Но неявно.
Это та «колея» в какую вгоняют меня и тебя,
Те, кто захватил информации цельный объем,
Где части ее нас направляют
Влево иль вправо, словно нагайка…
Те, кто в Землю, матушку нашу,
Впились словно вампиры,
Ее кровушку-нефть забирая.
Те, кто законы создали
Под свои интересы.

Они изменили,
Силой, обманом
Суть жизни самой.
Было до них торжество
Красоты и Правды всеобщей.
К совершенству мы шли,
Напрямую с Духом общаясь.
Тогда строили мы Дом наш,
Как сотворцы,
Помогая друг другу.

Лиходеи уничтожили
Многих из нас,
Носителей Слова о Сути…
Заменили взаимопомощь
Принципом выгоды
Личной.
Теперь поставлены все вы
В связь причины и следствий
Подчинены как рабы
И блага ваши —
У них.
Присвоены силой, обманом.
Живете по правилам,
Что дали они.

Надо нам срочно, нам надо…
Слово Безмолвия — звон колокольный, затихая, словно тает в пространстве…
Вместо него перед внутренним взором возникает картина из близкого прошлого…

***
Долгосрочный кредит, взятый, например, на 25 лет при сложных 3% годовых, к сроку выплаты удваивается… чем ближе к моменту выплаты долга, тем менее благополучно выглядит финансовое состояние должника и связано это, прежде всего с экспоненциальной «хитростью» функциональной зависимости: маленький сложный процент / долгий срок выплаты…
В действительности между теми, кто выигрывает при такой системе, и теми, кто платит, существует огромная разница. При сопоставлении получения и платы процентов для 10 одинаковых по численности групп ФРГ выясняется, что первые 80% населения больше платят по процентам, чем получают, 10% получают несколько больше, чем платят, а последние 10% получают в два раза больше, чем платят. Это в совокупности и есть та часть, которую потеряли первые 80% населения.
Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть, самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее.
Если мы более пристально посмотрим на последние 10% населения относительно их доходов от процентов, то снова столкнемся с феноменом показательного роста. Для последнего 1% населения доходы от процентов превышают в 10 раз доходы предыдущей группы…

***

Ни с того, ни с сего в памяти Александра возникла песенка и голос Мариам:

«Трудно, даже, льву, когда он один. Вожак стаи шакалов для него — господин…»

Звучание песни словно раздвигает занавес на сцене и видит он десятку шакалов, что темно-пятнистою сворой окружили одинокого льва.
В кашле зашелся, грубо лая, предводитель их стаи.

«Ты, царь зверей, боле не царь. Теперь правим мы, потому, что мы обхитрили всех львов. Жить будешь по правилам нашим. Впредь, каждую добычу всегда ты будешь нам приносить, а мы от нее будем тебе долю дарить, если заслужишь. Понял цель жизни?»

Рычание-хохот льва рыком грозным перекрыл наглое тявканье презираемого всеми шакала.
— Сейчас я вас всех на куски разорву, — лев прорычал, готовясь к прыжку.
— Стой. Помнишь ты брата, льва, своего? Он так же рычал… Пройдись-ка ты с нами и увидишь что осталось там от него…

Лев, окруженный ордою шакалов прошелся вперед и в яме увидел то, что осталось от брата его…Кости и кости, только кости и череп: от голода умер…

— Так же будет с тобой, если правила наши не примешь. Встань на задние лапы и увидишь, что нет в округе для еды ничего. Всех загнали мы за забор, откуда добычу теперь, открывая ворота нашим ключом, будем к тебе выпускать или нет. Войско наше спрятало ключ и его не найдешь. Теперь одолеть нас, даже, тебе не по силам. Выбирай: смерть или жизнь, но по правилам нашим.

Глядя на брата останки тихо царь зверей промурлыкал: «Жить я хочу и согласен хомут ваш надеть…»

— Отлично. Приятно дело иметь с умным царем. Мелочь я уточню и добавлю. В тайне оставим наш уговор. Мы только знаем, что ты лошадью стал. Для всех остальных, кроме нас, львом останешься ты, как и прежде… Доволен?

Лев, дыша в унисон с высокомерным хрипом шакала, смиренно морду к траве опустил…

Над ними, львом и стайкой шакалов, в полете, следя друг за другом, кружась вокруг церкви, грифов группа летала: где ложь, там, ведь, и падаль… Вдали, в поисках пищи-ресурсов, в отдельную стаю сбивались убийцы-гиены…
Какой это век? Десятый — от рождества Христа…

***

Гид увлеченно рассказывал: »Обратите внимание. Вдоль этих рядов проходит транспортёр для скатывающихся яиц, а между — транспортёр для помёта. В каждую клетку втиснуты по 4 — 5 куриц. На одну птицу при этом приходится 1/3 листа А4: до 30 штук на 1 м2. 90 000 по каждому ряду. Дно клетки — наклонная решётка…»

***
Ассоциации в Александре пытаются поймать нить мысли глубинной:
«Бьются в клетках тесных в панике, но железные прутья прочны…
Бьемся мы? Ряды клеток — это общество, а прутья — законы, придуманные не нами, не мною?…
Отбрасываются все нормы поведения: не только устаревшие, но и необходимые, оставляя только инструкции получения прибыли, выгоды.
ПРОИЗВЕДЕНА ПОДМЕНА МОРАЛЬНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НА ФИНАНСОВУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И, ТАКИМ ОБРАЗОМ, УНИЧТОЖАЕТСЯ ФУНДАМЕНТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ.
Не позволю! А, может, я уже опоздал? Быть такое не может!
Не позволю,
Потому что падать ниц и кланяться я не умею
Тем, кто власть урвали обманом, дав имя другое явленьям
И прикарманили то, что было общим всегда:
Планета Земля, матушка наша и недра ее,
Свободу в выборе действий.
Потому, что впитал за века
Свет я,
Витающий всюду,
Где правда живет,
И кричу я надрывно
В ритме песен различных героев,
Передающих из рук в руки
Эстафету-огонь.
Гитара.
Аккорд.
Удар пальцев по струнам
И отражение сердца ударов
Звуки несут нам, кто слышать готов:
Попал
В чужую
Колею
Глубо-о-о-кую…,,
Удар, удар-удар по струнам гитары или… души:

«Крутые
Скользкие края
Имеет эта
Кол-л-е-я…»
Снова, снова слова и струн перебор:
«Я
Кляну
Проложивших ее, —
Скоро
Лопнет
Терпенье мое…,,
Повтор и повтор, удар и удар по щекам, чтобы очнуться, проснуться…»

***

Возможность комментирования заблокирована.